Корея — Радионуклиды (DS495)

Справка по спору в ВТО
«Корея – Запреты на импорт и требования об исследовании продукции на содержание радионуклидов» (DS495)

На фото: АЭС «Фукусима-1»
Общие сведения о споре
Доклад третейской группы
Доклад Апелляционного органа
Заявитель
Япония
Ответчик
Республика Корея
Третьи стороны
США; ЕС; Норвегия; Новая Зеландия; Индия; Российская Федерация; Китайский Тайбэй; Китай; Гватемала; Канада; Бразилия
Запрос о проведении консультаций
21 мая 2015 г.
Запрос об учреждении третейской группы
20 августа 2015 г.
Третейская группа учреждена
28 сентября 2015 г.
Доклад третейской группы
22 февраля 2018 г.
Доклад Апелляционного органа
не выпущен
Оспаривавшиеся меры
После аварии на АЭС «Фукусима-1» 11 марта 2011 г. Южная Корея ввела целый ряд мер, направленных на недопущение поступления зараженной продукции на южнокорейский рынок. Япония оспаривала лишь часть из этих мер, а именно (2.112 — 2.114*):
* Здесь и далее в скобках — ссылки на параграфы доклада третейской группы

1. Требования 2011 года о проведении дополнительных исследований продукции (кроме рыбной и животноводческой) на содержание иных радионуклидов при обнаружении в продукции следов цезия и йода.
2. Аналогичные требования 2013 года в отношении рыбной и животноводческой продукции.
3. Запреты 2012 года на импорт минтая из префектуры Фукусима и тихоокеанской трески из 5 префектур (Аомори, Ивате, Мияги, Ибараки и Фукусима).
4. Общий запрет 2013 года на импорт 28 видов рыбной продукции из 8 префектур (Аомори, Чиба, Фукусима, Гунма, Ибараки, Ивате, Мияги и Точиги).


Хронология введения этих мер представлена в следующей таблице (2.115):


На следующем рисунке хронология мер, введенных Кореей, представлена графически. Красным выделены меры, оспаривавшиеся Японией в ВТО (2.116).
Заявления Японии о нарушении норм соглашений ВТО
Ст. 5.6 СФС-Соглашения
Оспариваемые меры являются более ограничительными для торговли, чем это необходимо для достижения Кореей выбранного ей уровня санитарной защиты.

Ст. 2.3 СФС-Соглашения
Оспариваемые меры являются проявлением произвольной дискриминации между членами ВТО, в которых наблюдаются аналогичные условия.

Ст. 7 СФС-Соглашения; параграфы 1 и 3 Приложения B к СФС-Соглашению
Объявления о введении мер путем размещения пресс-релизов на веб-сайтах недостаточно для исполнения обязательств по транспарентности, содержащихся в Приложении B(1). Кроме того, ответы информационного центра Кореи не соответствуют обязательствам, изложенным в Приложении B(3).

Приложение C к СФС-Соглашению
Требования о проведении дополнительных исследований на радионуклиды нарушают следующие обязательства Кореи в отношении процедур:
a) п. 1(a) Приложения С (не допускать дискриминацию)
b) п. 1(с) Приложения С (не запрашивать информацию сверх необходимой);
c) п. 1(e) Приложения С (не устанавливать завышенные требования к образцам);
d) п. 1(g) Приложения С (при определении мест проведения процедур и отбора проб использовать в отношении импортируемой продукции те же критерии, что и в отношении продукции японского производства).
СФС-Соглашение
Статья 5. Оценка риска и определение надлежащего уровня санитарной или фитосанитарной защиты
[…]
6. Без ущерба для положений пункта 2 статьи 3 при введении или сохранении в силе санитарных или фитосанитарных мер с целью достижения надлежащего уровня санитарной или фитосанитарной защиты члены ВТО обеспечивают, чтобы такие меры не были более ограничительными для торговли, чем это требуется для достижения надлежащего уровня санитарной или фитосанитарной защиты, с учетом технической и экономической реализуемости мер3.

3 Для целей пункта 6 статьи 5 мера является не более ограничительной, чем требуется, если не существует другой разумно доступной меры, с учетом технической и экономической осуществимости, которая позволяет достичь надлежащего уровня санитарной или фитосанитарной защиты и значительно менее ограничительна для торговли.
[…]
СФС-Соглашение
Статья 2. Основные права и обязательства
[…]
3. Члены ВТО обеспечивают, чтобы их санитарные или фитосанитарные меры не служили средством произвольной или неоправданной дискриминации между членами ВТО, в которых преобладают идентичные или аналогичные условия, в том числе между их собственной территорией и территорией других членов ВТО. Санитарные и фитосанитарные меры не применяются таким способом, который являлся бы скрытым ограничением международной торговли.
[…]
СФС-Соглашение
Статья 7. Транспарентность
Члены ВТО уведомляют об изменениях в своих санитарных или фитосанитарных мерах и предоставляют информацию о своих санитарных или фитосанитарных мерах в соответствии с положениями Приложения B.
СФС-Соглашение
Приложение B. ТРАНСПАРЕНТНОСТЬ САНИТАРНЫХ И ФИТОСАНИТАРНЫХ ПРАВИЛ
Публикация правил
1. Члены обеспечивают, чтобы все уже принятые санитарные и фитосанитарные правила5 публиковались незамедлительно с тем, чтобы заинтересованные члены ВТО имели возможность ознакомиться с ними.

5 Санитарные и фитосанитарные меры общего применения, такие как законы, указы, постановления.
[...]
Информационные пункты
3. Каждый член ВТО обеспечивает наличие одного контактного пункта, который отвечает за предоставление ответов на все разумные вопросы заинтересованных членов ВТО, а также за предоставление соответствующих документов, касающихся:
(а) любых санитарных или фитосанитарных правил, принятых или предлагаемых на его территории;
(b) любых процедур контроля и инспектирования, правил производства и карантина, процедур одобрения допустимого уровня пестицидов и пищевых добавок, которые действуют на его территории;
(с) процедур оценки рисков, учитываемых при этом факторов, а также определения надлежащего уровня санитарной или фитосанитарной защиты;
(d) членства и участия члена ВТО или соответствующих органов, находящихся на его территории, в международных и региональных санитарных и фитосанитарных организациях и системах, а также в двусторонних и многосторонних соглашениях и договоренностях в рамках сферы действия настоящего Соглашения, и текстов таких соглашений и договоренностей.
[...]
СФС-Соглашение
Статья 8. Процедуры контроля, инспектирования и одобрения
При проведении процедур контроля, инспектирования и одобрения, в том числе в работе национальных систем по одобрению использования пищевых добавок и установлению допустимых уровней загрязняющих веществ в пищевых продуктах, напитках или кормах, члены ВТО соблюдают положения Приложения C, а также иным образом обеспечивают непротиворечие своих процедур положениям настоящего Соглашения.
СФС-Соглашение
Приложение C. ПРОЦЕДУРЫ КОНТРОЛЯ, ИНСПЕКТИРОВАНИЯ И ОДОБРЕНИЯ7
7 К процедурам контроля, инспектирования и одобрения относятся, среди прочего, процедуры отбора проб, тестирования и сертификации.
СФС-Соглашение
Приложение C. ПРОЦЕДУРЫ КОНТРОЛЯ, ИНСПЕКТИРОВАНИЯ И ОДОБРЕНИЯ7
7 К процедурам контроля, инспектирования и одобрения относятся, среди прочего, процедуры отбора проб, тестирования и сертификации.

1. В отношении любой процедуры по проверке и обеспечению выполнения санитарных или фитосанитарных мер члены ВТО обеспечивают, чтобы:
(а) такие процедуры проводились и завершались без необоснованной задержки, причём для импортируемых товаров не менее благоприятным образом, чем для аналогичных отечественных товаров;
[...]
СФС-Соглашение
Приложение C. ПРОЦЕДУРЫ КОНТРОЛЯ, ИНСПЕКТИРОВАНИЯ И ОДОБРЕНИЯ7
7 К процедурам контроля, инспектирования и одобрения относятся, среди прочего, процедуры отбора проб, тестирования и сертификации.

1. В отношении любой процедуры по проверке и обеспечению выполнения санитарных или фитосанитарных мер члены ВТО обеспечивают, чтобы:
[...]
(с) требования в отношении информации ограничивались тем, что необходимо для осуществления надлежащих процедур контроля, инспектирования и одобрения, включая одобрение использования добавок и установление допустимого уровня загрязняющих веществ в пищевых продуктах, напитках или кормах;
[...]
СФС-Соглашение
Приложение C. ПРОЦЕДУРЫ КОНТРОЛЯ, ИНСПЕКТИРОВАНИЯ И ОДОБРЕНИЯ7
7 К процедурам контроля, инспектирования и одобрения относятся, среди прочего, процедуры отбора проб, тестирования и сертификации.

1. В отношении любой процедуры по проверке и обеспечению выполнения санитарных или фитосанитарных мер члены ВТО обеспечивают, чтобы:
[...]
(e) любые требования по контролю, инспектированию и одобрению отдельных образцов товаров ограничивались разумным и необходимым;
[...]
СФС-Соглашение
Приложение C. ПРОЦЕДУРЫ КОНТРОЛЯ, ИНСПЕКТИРОВАНИЯ И ОДОБРЕНИЯ7
7 К процедурам контроля, инспектирования и одобрения относятся, среди прочего, процедуры отбора проб, тестирования и сертификации.

1. В отношении любой процедуры по проверке и обеспечению выполнения санитарных или фитосанитарных мер члены ВТО обеспечивают, чтобы:
[...]
(g) при выборе места размещения используемых в процедурах объектов и при отборе проб импортируемых товаров применялись те же критерии, что и для отечественных товаров, с тем чтобы свести к минимуму неудобства для заявителей, импортеров, экспортеров или их представителей;
[...]
Основные выводы третейской группы по существу спора
I. Корея не может ссылаться на ст. 5.7 СФС-Соглашения, поскольку ни одна из четырех мер не удовлетворяет всем условиям статьи

Хотя первая мера (введенное в 2011 году сразу после аварии требование о проведении дополнительных исследований на содержание радионуклидов в отношении продукции, кроме рыбной и животноводческой) была введена в условиях недостаточности научных данных (7.84), она не была пересмотрена в разумный срок на основании полученной за этот срок информации (7.110).

Остальные же три меры (запреты 2012 года на импорт отдельных видов продукции из пяти префектур, общий запрет 2013 года на импорт 28 видов продукции из 8 префектур и требование 2013 года о проведении дополнительных исследований рыбной и животноводческой продукции на содержание радионуклидов) были введены в условиях «отсутствия недостаточности» научных данных (7.96, 7.108) и также не были пересмотрены в течение разумного срока в свете полученной за этот срок информации (7.110).

Кроме того, при введении в 2013 году общего запрета на импорт и требования о проведении дополнительных исследований на содержание радионуклидов в отношении рыбной и животноводческой продукции Корея не основывалась на имеющейся на момент введения мер информации (7.109).

Подробнее о доводах сторон и мотивировке третейской группы по этому вопросу
СФС-Соглашение
Статья 5. Оценка риска и определение надлежащего уровня санитарной или фитосанитарной защиты
[…]
7. В случаях, когда соответствующих научных данных недостаточно, любой член ВТО может временно ввести санитарные или фитосанитарные меры на основе имеющейся относящейся к делу информации, в том числе информации от соответствующих международных организаций, а также информации о санитарных или фитосанитарных мерах, применяемых другими членами ВТО. В таких обстоятельствах члены ВТО стремятся получить дополнительную информацию, необходимую для более объективной оценки риска, и пересмотреть санитарную или фитосанитарную меру в соответствии с такой дополнительной информацией в течение разумного периода времени.
[…]
Может ли Корея ссылаться на то, что меры введены как временные в соответствии со ст. 5.7 СФС-Соглашения?

Корея утверждала, что для проведения оценки рисков, связанных с потреблением пищевой продукции производства Японии, недостаточно научных данных. При этом данных, по заявлению Кореи, недостаточно не для определения риска радионуклидов, как таковых, для здоровья человека и не для измерения уровня содержания радионуклидов в пищевой продукции, а для того, чтобы оценить уровень выброса радионуклидов во время и после аварии. (7.79)

В частности, Корея указала на недостаточность следующих данных (7.80):
  • количество и виды радионуклидов (иных, кроме цезия), попавших во внешнюю среду во время аварии;
  • количество и виды радионуклидов, попавших во внешнюю среду после аварии;
  • количество и виды радионуклидов, остающихся на АЭС «Фукусима-1»;
  • состояние радиоактивного материала, остающегося на АЭС «Фукусима-1»;
  • вероятность выбросов радиоактивных материалов в океан в будущем;
  • количество и виды радионуклидов на земле и в океане у берегов Японии;
  • количество и виды радионуклидов на морском дне;
  • количество и виды радионуклидов, поглощенных морскими видами, живущими в океане у берегов Японии;
  • соотношение между уровнем зараженности цезием и другими радионуклидами.
По мнению Кореи, данные, собираемые в рамках японской программы мониторинга пищевой продукции, недостаточно репрезентативны для проведения оценки риска; информация по иным радионуклидам, кроме цезия, недостаточна ввиду уникальных особенностей аварии на АЭС «Фукусима-1», к числу которых относятся продолжающиеся разливы жидких радиоактивных отходов, из-за чего использующиеся Японией оценки количества стронция, основанные на допущении о постоянном соотношении между Sr-90 и Cs-137, являются необоснованными (7.81).

По мнению Японии, научная неопределенность или недостаточность научных данных, которые оправдывали бы дискриминацию японской пищевой продукции или делали необходимым наложение на эту продукцию торговых ограничений, отсутствуют. Япония заявляет, что Корея не дала должной оценки существующим обширным научным данным и намеренно их игнорирует. Япония ссылается на доклады Научного комитета ООН по действию атомной радиации (НКООНДАР), МАГАТЭ, ВОЗ, а также совместного доклада МАГАТЭ И ФАО. По заявлению Японии, решение Кореи не принимать во внимание имеющиеся научные данные не отменяет существование таких данных (7.82).

Третейская группа посчитала, что в связи с тем, что ситуация с наличием научных данных со временем менялась, меры, введенные непосредственно после аварии, с одной стороны, и меры, введенные по истечении некоторого времени после аварии, с другой стороны, следует рассматривать отдельно (7.83). Отметив, что на момент аварии не были понятны ее точные масштабы и, в частности, не было понятно, какие радионуклиды и в каких объемах попали во внешнюю среду, третейская группа согласилась с Кореей в том, что введенное в 2011 году сразу после аварии требование о проведении дополнительных исследований на содержание радионуклидов в отношении продукции, кроме рыбной и животноводческой, было введено в условиях недостаточности научных данных (7.84).

Третейская группа напомнила, что введенные позднее запреты на отдельные виды рыбной продукции из пяти префектур (минтай из Фукусимы, треска из Аомори, Ивате, Мияги, Ибараки и Фукусимы) были копией ограничений, введенных самой Японией на своем внутреннем рынке. Япония ввела – а затем сняла – эти ограничения по результатам проведенной японской Комиссией по безопасности пищевой продукции оценки уровня радиации в пищевой продукции, который оказывает воздействие на здоровье, а также по результатам мониторинга конкретных видов продукции в конкретных префектурах. Сама Корея заявляет что при разработке своих мер ориентировалась на выводы Японии (7.86).

В 2013 году Корея ужесточила меры, введя общий запрет на все виды рыбной продукции из восьми префектур и распространив требование о дополнительных исследованиях на рыбную и животноводческую продукцию. Эти меры были введены в свете появившихся в июле 2013 года сообщений об утечках на АЭС «Фукусима-1», произошедших после марта 2011 года и не оспариваемых Японией (7.87).

Корея заявляет о том, что отсутствие информации об объемах радионуклидов, попавших во внешнюю среду в результате этих утечек, означает недостаточность научных данных для проведения оценки риска (7.88).

Однако привлеченные третейской группы эксперты заявили, что наилучшим способом определения содержания тех или иных веществ в пищевых продуктах является проведение лабораторных исследований такой продукции. Неопределенность в отношении абсолютных объемов радионуклидов, попавших во внешнюю среду в результате аварии на АЭС «Фукусима-1», а также в отношении доли каждого радионуклида в общем объеме не представляет проблемы, поскольку для оценки рисков достаточно измерить содержание этих веществ в самой продукции. Данные об их содержании во внешней среде следует использовать только тогда, когда невозможно измерить их содержание непосредственно в продукции. Кроме того, поскольку общий объем произошедших впоследствии выбросов был намного меньше, чем в результате исходного выброса, связанная с последующими выбросами неопределенность также намного меньше. Такая неопределенность не влияет на возможность разумной оценки потенциальных уровней заражения пищи (7.92).

Третейская группа посчитала, что это же относится и к аргументам Кореи касательно неопределенности относительно:
  • количества радионуклидов, остающихся в реакторе;
  • уровней заражения морской воды, осадочных отложений, почвы и воздуха;
  • того, происходили ли новые значительные утечки;
  • возможного наличия богатых цезием микрочастиц в почве;
  • наличия отложений радионуклидов в речных бассейнах, в море и в прибрежных зонах.
Все эксперты указали, что эта информация не имеет критического значения для оценки риска для человека при потреблении пищи, содержащей радионуклиды. Третейская группа отметила, что введенные Кореей меры не направлены на защиту от радионуклидов, содержащихся во внешней среде, а направлены на защиту корейских потребителей от вредного воздействия продукции, содержащей радионуклиды в объемах сверх установленного Кореей уровня защиты (выраженного в установленных Кореей значениях предельно допустимых доз). В связи с этим, по мнению третейской группы, вся эта информация не влияет напрямую на возможность проведения оценки риска, о котором идет речь – а именно, риска, связанного с потреблением зараженной радионуклидами пищи. Эксперты единогласно подтвердили, что информация о содержании радионуклидов в окружающей среде не имеет отношения к определению уровней заражения тех или иных пищевых продуктов (7.93).

Корея также ссылалась на недостаточность научных данных о заражении, которое может произойти в будущем. В частности, Корея ссылалась на недостаточность информации о видах, объемах и состоянии радионуклидов, остающихся на АЭС «Фукусима-1», и вероятности того, что выбросы радиоактивных материалов будут происходить в будущем (7.95).

Третейская группа отметила, что понимает обеспокоенность Кореи этим вопросом, но указала на то, что, во-первых, Япония с высокой регулярностью предоставляет детальные данные мониторинга морской воды у АЭС «Фукусима-1», в связи с чем любая значительная утечка будет быстро выявлена, что позволит властям Японии и Кореи принять необходимые меры. А во-вторых, чрезвычайная ситуация может возникнуть не только на АЭС «Фукусима-1», а вообще на любой АЭС и в любое время. СФС-Соглашение не предусматривает возможность введения торговых ограничений на основании такой неопределенности, поскольку она неотделима от самого существования АЭС. При этом в случае возникновения инцидента Корея получит право пересмотреть уровень санитарного риска, который представляет собой затронутая этим инцидентом продукция, и ввести необходимые СФС-меры (7.95, 7.108).

На этом основании третейская группа пришла к выводу, что оставшиеся три меры – запреты 2012 года на импорт отдельных видов продукции из пяти префектур, общий запрет 2013 года на импорт 28 видов продукции из 8 префектур и требование 2013 года о проведении дополнительных исследований рыбной и животноводческой продукции на содержание радионуклидов – были введены в условиях «отсутствия недостаточности» научных данных (7.96, 7.108).

Кроме того, третейская группа пришла к выводу, что в противоречие с требованиями ст. 5.7 СФС-Соглашения, которая позволяет члену ВТО при определенных условиях «освободиться» от некоторых обязательств по СФС-Соглашению, Корея:
  • при введении в 2013 году общего запрета на импорт и требования о проведении дополнительных исследований на содержание радионуклидов в отношении рыбной и животноводческой продукции не основывалась на имеющейся на момент введения мер информации (7.109);
  • не пересмотрела все меры в течение разумного срока в свете полученной за этот срок информации (7.110).
В связи с тем, что ни одна из введенных Кореей и оспариваемых Японией мер не отвечает всем требованиям, которые должны быть выполнены для того, чтобы Корея потенциально получила право не основывать меры на научных данных (в частности, даже мера 2011 года, которая, по мнению третейской группы, была введена в условиях недостаточности научных данных, не была пересмотрена в разумный срок на основании полученной за этот срок информации), на все оспаривавшиеся Японией меры распространяются обязательства СФС-Соглашения.
II. По состоянию на момент учреждения третейской группы (28 сентября 2015 г.) и на сегодняшний день все 4 оспариваемые меры противоречат ст. 5.6 СФС-Соглашения

Япония предложила одну альтернативную меру взамен всех введенных Кореей – а именно, исследование всех партий импортируемой продукции на содержание цезия и недопущение ввоза японской продукции, уровень цезия в которой превышает 100 Бк/кг.

Другими словами, предложенная Японией альтернатива предполагает отказ от исследований на дополнительные радионуклиды и, тем более, отказ от запрета на импорт продукции из Японии.

Третейская группа пришла к выводу, что уровень санитарной защиты, установленный для себя Кореей, может быть сформулирован следующим образом: «Поддержание радиоактивности пищи, потребляемой корейскими потребителями, на уровнях, наблюдаемых в обычной среде в отсутствие радиации от крупных радиоактивных аварий, и, таким образом, поддержание радиоактивного заражения пищи на столь низких уровнях, насколько это разумно достижимо (принцип ALARA — risk as low as reasonably achievable), [но в любом случае] ниже предельной дозы радиации 1 мЗв/год».

Третейская группа заключила, что предложенная Японией альтернативная мера:
1. технически и экономически реализуема;
2. является значительно менее ограничительной для торговли;
3. с 2013 года (но не ранее — в связи с недостаточностью данных непосредственно после аварии в 2011 году и наличием данных о небезопасности некоторой продукции из некоторых регионов в 2012 году) обеспечила бы Корее достижение установленного ей для себя уровня защиты (поглощение радиации из пищи на уровне ниже 1 мЗв/год, а с высокой вероятностью – и значительно ниже) – за одним исключением. Третейская группа обратила внимание на то, что в течение 2013 года сама Япония сохраняла ограничения на дистрибуцию тихоокеанской трески из провинций Фукусима и Ибараки, поскольку считала ее небезопасной. По этой причине третейская группа заключила, что предложенная Японией альтернативная мера по состоянию на 2013 год не обеспечивала достижение Кореей установленного ей для себя уровня защиты в отношении этой продукции из этих префектур (7.251).

Исходя из этого, третейская группа постановила, что:

1. Требование 2011 года о проведении дополнительных исследований на содержание радионуклидов и запреты 2012 года на отдельные виды продукции не были более ограничительными для торговли, чем это необходимо, в момент их введения, но были более ограничительными, чем необходимо, на момент учреждения третейской группы (28 сентября 2015 года) и, таким образом, с тех пор нарушают ст. 5.6 СФС-Соглашения (7.254).

2. Требование 2013 года о проведении дополнительных исследований на содержание радионуклидов было на момент введения и на момент учреждения третейской группы (28 сентября 2015 года) более ограничительным для торговли, чем это необходимо, и, таким образом, нарушает ст. 5.6 СФС-Соглашения (7.255).

3. Общий запрет на импорт был на момент его введения (за исключением запретов на тихоокеанскую треску из префектур Фукусима и Ибараки) и на момент учреждения третейской группы (без исключений) более ограничительным для торговли, чем это необходимо, и, таким образом, с момента учреждения третейской группы и по сегодняшний день нарушает ст. 5.6 СФС-Соглашения в отношении всех 28 видов рыбной продукции из всех 8 префектур (7.256).

Подробнее о доводах сторон и мотивировке третейской группы по этому вопросу
Беккерель
Единица измерения активности радиоактивного источника в Международной системе единиц (СИ). Бк/кг — показатель активности в расчете на 1 кг источника.
Зиверт, миллизиверт
Единица измерения доз ионизирующего излучения в Международной системе единиц (СИ).
Являются ли меры Кореи более ограничительными для торговли, чем это необходимо для достижения Кореей выбранного ей уровня санитарной защиты (нарушение ст. 5.6 СФС-Соглашения)

Чтобы ответить на этот вопрос, третейская группа должна установить в отношении каждой из мер, существует ли альтернативная ей мера, которая:
  • является для Кореи технически и экономически реализуемой;
  • позволяет Корее достичь выбранного ей уровня санитарной защиты и при этом
  • значительно менее ограничительна для торговли, чем оспариваемая СФС-мера (7.116).
Япония предложила одну альтернативную меру взамен всех введенных Кореей – а именно, исследование всех партий импортируемой продукции на содержание цезия и недопущение ввоза японской продукции, уровень цезия в которой превышает 100 Бк/кг. По мнению Японии, этой меры достаточно для того, чтобы гарантировать, что уровень радиации, поглощаемой жителем Кореи через потребление продуктов питания, не превысит 1 мЗв/год, т.е. предельно допустимого уровня, установленного Комиссией Кодекс Алиментариус и принятого для себя Кореей. Согласно расчетам Японии, в случае введения такой меры уровень поглощаемой жителем Кореи радиации составит около 0,8 мЗв/год (в наиболее неблагоприятном сценарии – 0,94 мЗв/год) (7.120).

  • Техническая и экономическая реализуемость
Третейская группа заявила, что, поскольку Корея уже проводит исследования случайной выборки из каждой партии импортируемой японской продукции на содержание цезия и йода, предложенная Кореей мера является технически и экономически реализуемой (7.149).

  • Является ли предложенная Японией мера значительно менее ограничительной для торговли, чем оспариваемые СФС-меры
Корея не оспаривала значительно меньшую ограничительность предложенной Японией меры относительно запретов на импорт, но утверждала, что эта мера не является значительно менее ограничительной, чем уже действующее требование о дополнительных исследованиях на радионуклиды (7.150).

В этой части предметом жалобы Японии являлось требование о проведении дополнительных исследований на радионуклиды в случае, если по результатам таких исследований устанавливалось, что содержание цезия или йода в продукции превышает 0,5 Бк/кг, но не превышает 100 Бк/кг. По мнению Японии, такие дополнительные исследования не являются необходимыми с точки зрения санитарной защиты, но при этом ограничительны для торговли из-за дополнительного времени и затрат, которые они влекут. Более того, по словам Японии, такое требование является де-факто запретом на импорт (7.151).

Япония представила третейской группе данные (основанные на пресс-релизе Министерства океанов и рыбной промышленности Кореи) о том, что стоимость дополнительных исследований, проводимых в Корее, составляет примерно половину стоимости средней партии рыбной продукции, экспортируемой из Японии в Корею (8000 долларов США). При этом на проведение исследований уходит до шести недель. По словам Японии, в ожидании результатов исследований экспортеры вынуждены нести дополнительные затраты на хранение товара в Корее, а в случае со скоропортящимися товарами наиболее вероятной альтернативой является отправка партии обратно в Японию для продажи на внутреннем рынке. Из-за этого требование о проведении дополнительных исследований практически исключает возможность попадания на корейский рынок свежей рыбной продукции из Японии, в которой обнаружены следовые количества цезия и йода (7.154).

Третейская группа обратила внимание на содержание вышеупомянутого пресс-релиза, в котором было сказано, что дополнительные исследования на радионуклиды занимают более шести недель, а в связи с дополнительными затратами на хранение и порчей товара последний обычно отправляется назад в Японию (сноска 681). По мнению третейской группы, приведенные в пресс-релизе факты отражают высокую степень ограничительности дополнительных исследований для торговли (7.154).

В связи с этим третейская группа пришла к выводу, что предлагаемая Японией мера, предполагающая отказ от дополнительных исследований на радионуклиды, является значительно менее ограничительной для торговли (7.156).

  • Обеспечивает ли предложенная Японией мера достижение Кореей установленного ей для себя уровня защиты

Уровень защиты, установленный для себя Кореей
Япония заявляла, что уровень санитарной защиты Кореи выражен в предельно допустимом уровне поглощения человеком радиации с пищей и составляет 1 мЗв/год (7.161).

По словам Кореи, ее уровень защиты состоит в поддержании уровней радиации в пище, потребляемой жителями Кореи, «на уровнях, наблюдаемых в обычной среде, т.е. в отсутствие радиации от крупных аварий с ядерными материалами, и, таким образом, поддержание радиоактивного заражения пищи на столь низких уровнях, насколько это разумно достижимо» (7.162).

По заявлению Кореи, ее уровень защиты не выражается каким-либо фиксированным количественным порогом и состоит в обеспечении высокого или очень высокого уровня защиты ниже 1 мЗв/год. Таким образом, доза в 1 мЗв/год выражает не уровень защиты Кореи, а верхнюю границу «приемлемого» уровня риска, при этом уровень защиты выражается принципом ALARA (risk as low as reasonably achievable) (7.163).

Очевидно стремясь найти компромиссную формулировку, третейская группа пришла к выводу, что уровень защиты Кореи выражается следующим образом:
«Поддержание радиоактивности пищи, потребляемой корейскими потребителями, на уровнях, наблюдаемых в обычной среде в отсутствие радиации от крупных радиоактивных аварий, и, таким образом, поддержание радиоактивного заражения пищи на столь низких уровнях, насколько это разумно достижимо (принцип ALARA), [но в любом случае] ниже предельной дозы радиации 1 мЗв/год» (7.172).

Уровень защиты, обеспечиваемый предложенной Японией мерой
Третейская группа указала, что для определения уровня защиты, обеспечиваемого предложенной Японией мерой, третейская группа (7.178):
  • определит перечень и характеристики релевантных радиоактивных контаминантов;
  • установит уровни содержания этих контаминантов в японской пищевой продукции;
  • установит объемы поглощения радионуклидов жителями Кореи в рамках их обычного рациона в случае введения меры, предлагаемой Японией;
  • опишет связанные с этим риски.

В рамках этого анализа привлеченные третейской группой эксперты единодушно отметили: проведенные Японией исследования подтверждают, что сельскохозяйственная и рыбная продукция, содержащая менее 100 Бк/кг цезия, будет содержать другие радионуклиды на уровнях ниже или значительно ниже допустимых значений. Один из экспертов указал на то, что регулярность отбора образцов в Японии и относительный охват различных видов пищевых продуктов намного превышает аналогичные показатели, которые наблюдались бы в Европе через 5 лет после аварии (7.205, 7.225).

Эксперты также указали, что даже если доля японских пищевых продуктов на рынке Кореи вернется к уровню, наблюдавшемуся до аварии (0,37%), количество радиации, поглощенное корейскими потребителями через японские пищевые продукты, составит менее 1 мЗв/год. Более того, даже если вся рыбная продукция будет поступать в Корею из Японии, доза радиации, получаемая с потреблением этой продукции, будет очень низкой (7.237).

На основании, среди прочего, этих данных третейская группа пришла к следующим выводам:
  • В связи с тем, что, как ранее установила третейская группа, на момент введения в 2011 году требования о проведении дополнительных исследований на содержание радионуклидов научных данных для того, чтобы делать выводы об уровнях содержания радионуклидов в японской пищевой продукции, было недостаточно (в частности, не было достаточных данных для того, чтобы утверждать, что в том случае, если уровень содержания цезия не превышает 100 Бк/кг, уровни содержания других радионуклидов будут находится ниже уровней, установленных стандартами Кодекса Алиментариус), третейская группа не может заключить, что по состоянию на 2011 год предлагаемая Японией альтернативная мера могла обеспечить уровень поглощения радиации из пищи ниже 1 мЗв/год (7.242).
  • В связи с тем, что, как ранее установила третейская группа, по состоянию на 2012 год данных для введения запрета на отдельные виды продукции было достаточно (в частности, Япония сама провела оценку риска и установила, что эти виды продукции не являются безопасными)1, третейская группа не может заключить, что по состоянию на 2012 год предлагаемая Японией альтернативная мера могла обеспечить уровень поглощения радиации из пищи ниже 1 мЗв/год в отношении минтая и тихоокеанской трески из соответствующих пяти префектур (7.242).
  • При этом как минимум с 2013 года проведение исследований на содержание цезия и недопущение импорта японской продукции, уровень цезия в которой превышает 100 Бк/кг, является достаточным для недопущения импорта продукции, содержание и других радионуклидов в которой превышает максимально допустимые уровни. Так, данные фактических измерений радионуклидов в пищевой продукции подтверждают, что уровень содержания цезия в ней систематически превышает уровень содержания стронция, а уровень содержания плутония чрезвычайно низок и неотличим от фоновых уровней, которые и ранее наблюдались в Тихом океане в связи с испытаниями вооружений. Поскольку исследование каждой отдельной особи рыб провести невозможно, предлагаемая Японией мера является разумной в том случае, если существует достаточное доверие данным мониторинга, демонстрирующим низкие уровни заражения. В этих условиях исследование отдельных образцов каждой партии является достаточным для выявления грузов с продукцией, содержащей радионуклиды сверх максимально допустимых уровней, а количество продукции с превышением этих уровней будет настолько мало, что не окажет значительного влияния на получаемую потребителем дозу радиации (7.243).
  • Таким образом, третейская группа пришла к выводу, что предлагаемая Японией альтернативная мера обеспечивает поддержание общей поглощенной дозы радиации на уровне ниже 1 мЗв/год, а с высокой вероятностью – и значительно ниже (7.244).
1 Вывод третейской группы о том, что в 2012 году научных данных было достаточно для того, чтобы обосновать запрет на соответствующие виды продукции, ранее по тексту мотивировочной части доклада третейской группы нигде не фигурирует. До этого момента третейская группа установила лишь, что в 2012 году «отсутствовала недостаточность» научных данных для проведения оценки риска.

Общий вывод по уровню защиты
Третейская группа
пришла к выводу, что, начиная с 2013 года, предложенная Японией альтернативная мера обеспечила бы максимальный уровень поглощения радиации из пищи на уровне ниже 1 мЗв/год, а с высокой вероятностью – и значительно ниже, в отношении продукции, подпадающей под требования 2011 и 2013 гг. о проведении дополнительных исследований на содержание радионуклидов, а также в отношении всей рыбной продукции, подпадающей под запреты – за одним исключением. Третейская группа обратила внимание на то, что в течение 2013 года Япония сохраняла ограничения на дистрибуцию тихоокеанской трески из провинций Фукусима и Ибараки, поскольку считала ее небезопасной2. По этой причине третейская группа заключила, что предложенная Японией альтернативная мера по состоянию на 2013 г. не обеспечивала достижение Кореей установленного ей для себя уровня защиты в отношении этой продукции из этих префектур (7.251)
2 Еще одно неожиданное замечание, до этого не упоминавшееся в мотивировочной части доклада.

Общий вывод о нарушении ст. 5.6
Третейская группа
заключила, что Япония предложила альтернативную меру, которая технически и экономически реализуема и значительно менее ограничительна для торговли, чем те меры, которые действуют в Корее сегодня. Такая мера не обеспечила бы достижение Кореей выбранного ей для себя уровня защиты на момент введения требования 2011 года о дополнительных исследованиях на содержание радионуклидов и введения запретов в отношении отдельных видов продукции. Кроме того, предложенная мера не обеспечила бы достижение Кореей выбранного ей для себя уровня защиты в отношении тихоокеанской трески из префектур Фукусима и Ибараки на момент введения общего запрета 2013 года.
Однако по состоянию на день учреждения третейской группы, 28 сентября 2015 года, и на сегодняшний день предложенная Японией альтернатива обеспечивает достижение установленного Кореей для себя уровня защиты в отношении всей рассматриваемой продукции. (7.253)

Таким образом:
  1. Требование 2011 года о проведении дополнительных исследований на содержание радионуклидов и запреты 2012 года на отдельные виды продукции не были более ограничительными для торговли, чем это необходимо, в момент их введения, но были более ограничительными, чем необходимо, на момент учреждения третейской группы (28 сентября 2015 года) и, таким образом, нарушают ст. 5.6 СФС-Соглашения (7.254).
  2. Требование 2013 года о проведении дополнительных исследований на содержание радионуклидов было на момент введения и на момент учреждения третейской группы (28 сентября 2015 года) более ограничительным для торговли, чем это необходимо, и, таким образом, нарушает ст. 5.6 СФС-Соглашения (7.255).
  3. Общий запрет на импорт был на момент его введения (за исключением запретов на тихоокеанскую треску из префектур Фукусима и Ибараки) и на момент учреждения третейской группы (без исключений) более ограничительным для торговли, чем это необходимо, и, таким образом, в отношении всех 28 видов рыбной продукции из всех 8 префектур нарушает ст. 5.6 СФС-Соглашения (7.255).

III. По состоянию на момент учреждения третейской группы (28 сентября 2015 г.) и на сегодняшний день все 4 оспариваемые меры противоречат ст. 2.3 СФС-Соглашения

Третейская группа сочла, что «условиями», которые подлежат сравнению в рамках анализа обязательств Кореи по статье 2.3 СФС-Соглашения, является возможность того, что соответствующая продукция будет заражена 20 радионуклидами, по которым существуют стандарты Кодекса Алиментариус, в частности, цезием, стронцием и плутонием (наряду с йодом – основные радионуклиды, попавшие во внешнюю среду в результате аварии на АЭС «Фукусима-1»), а также возможность того, что эти уровни заражения будут ниже установленных Кореей предельных уровней (7.283).

Третейская группа заключила, что в отношении продукции, охваченной требованиями 2011 г. о дополнительном тестировании продукции на содержание радионуклидов, Япония не смогла доказать аналогичность условий по состоянию на 2011 г. — в частности, потому, что по признанию самой Японии, непосредственно после аварии уровни содержания цезия в пищевой продукции из наиболее пострадавших районов «значительно возросли».

Аналогичным образом, Япония не смогла доказать, что по состоянию на 2012 год потенциал заражения радионуклидами минтая и тихоокеанской трески из 5 префектур, охваченных корейскими запретами на импорт, был ниже допустимых уровней, установленных для себя Кореей. В частности, эти запреты были введены после того, как сама Япония ввела ограничения на дистрибуцию этих двух видов рыбной продукции из тех же префектур в связи с тем, что уровень цезия в них, по заключению самой Японии, превышал 100 Бк/кг. (7.302).

Однако третейская группа заключила, что на момент учреждения третейской группы в 2015 году в Японии, с одной стороны, и в других членах ВТО, с другой стороны, по всем видам продукции, включая 28 видов рыбной продукции, существовали аналогичные условия (7.321). В частности, привлеченные третейской группой эксперты подтвердили, что представленные Японией данные позволяют на разумных основаниях сделать вывод о том, что к 2015 году содержание цезия в японской пищевой продукции, в целом, вернулось к уровню ниже 100 Бк/кг. Корея признает, что ни в одной из более чем 188'000 партий японской пищевой продукции, импортированной в Корею, уровень содержания цезия не превышал 100 Бк/кг (7.309)

В этой связи продолжение недопуска японской продукции на рынок Кореи из-за запретов на импорт в отношении отдельных видов продукции из 5 префектур и общего запрета на импорт в отношении 28 видов рыбной продукции из 8 префектур представляет собой дискриминацию в отношении японской продукции (7.325). Поскольку, по мнению третейской группы, эта дискриминация не имеет рациональной связи с заявленной целью корейских мер (защита корейских потребителей от рисков, связанных с содержанием радионуклидов в пище сверх допустимых уровней), эта дискриминация является произвольной (7.343, 7.349), а потому нарушающей ст. 2.3 СФС-Соглашения (7.360).

Аналогичным образом, сохранение требования о проведении дополнительных исследований продукции на радионуклиды, если уровень цезия в такой продукции превышает 0,5 Бк/кг, также представляет собой дискриминацию в отношении японской продукции, поскольку:
(а) в то время как дополнительным исследованиям подвергается каждая партия всей японской продукции, уровень цезия в которой превышает 0,5 Бк/кг, в отношении других стран такие исследования проводятся лишь по 150 наиболее популярным видам товаров;
(б) японская продукция может подвергаться двойным исследованиям – как на границе, так и в точке продаж, в то время как продукция других стран проходит исследования только в точке продаж (7.330).
Поскольку, по мнению третейской группы, эта дискриминация не имеет рациональной связи с заявленной целью корейских мер (защита корейских потребителей от рисков, связанных с содержанием радионуклидов в пище сверх допустимых уровней), эта дискриминация является произвольной (7.352-7.355), а потому нарушающей ст. 2.3 СФС-Соглашения (7.360).


Подробнее о доводах сторон и мотивировке третейской группы по этому вопросу
Являются ли меры Кореи проявлением произвольной дискриминации между членами ВТО, в которых наблюдаются идентичные или аналогичные условия (нарушение ст. 2.3 СФС-Соглашения)

Япония заявляла, что меры Кореи нарушают положения ст. 2.3 СФС-Соглашения, которая запрещает произвольную дискриминацию между членами ВТО, в которых наблюдаются идентичные или аналогичные условия. По словам Японии, «условия» японской продукции и продукции иных мест происхождения хотя и не идентичны, но аналогичны (7.258). В частности, продукция из Японии характеризуется уровнем заражения, который аналогичен тому, что наблюдается у продукции, происходящей с территорий других членов ВТО, и не выходит за пределы, установленные Кореей (7.277).

Корея, напротив, утверждала, что условия в Японии и других членах ВТО не являются аналогичными, а различия в режимах импорта, установленные введенными Кореей мерами, имеют рациональную связь с различиями, наблюдающимися на территориях таких членов ВТО (7.258). По словам Кореи, сравнивать нужно не уровень риска, связанного с самими товарами, а условия, наблюдающиеся, с одной стороны, в Японии, а с другой – в других членах ВТО (7.264).

Третейская группа заключила, однако, что, проводя сравнение условий на определенных территориях, третейские группы в предыдущих спорах делали это в свете конечной цели оспаривавшихся мер, а именно снижения рисков, источником которых являются товары (7.266, 7.270). Третейская группа сочла, что «условиями», которые подлежат сравнению в рамках анализа обязательств Кореи по этой статье, является возможность того, что соответствующая продукция будет заражена 20 радионуклидами, по которым существуют стандарты Кодекса Алиментариус, в частности цезием, стронцием и плутонием (наряду с йодом – основные радионуклиды, попавшие во внешнюю среду в результате аварии на АЭС «Фукусима-1»), а также возможность того, что эти уровни заражения будут ниже установленных Кореей предельных уровней (7.283).

Третейская группа отметила, что до аварии на АЭС «Фукусима-1» в мире происходили и другие крупные выбросы радионуклидов, приводившие к заражению мировой окружающей среды. Источником основного объема радиоактивного материала, распределенного сегодня по планете, являются испытания ядерного оружия. Авария на Чернобыльской АЭС в 1986 году также стала одним из крупных источников глобального радиоактивного заражения, чьи последствия были особо выражены в Европе. Радиоактивный материал, в основном цезий, попавший в атмосферу в результате аварии на АЭС «Фукусима-1» также внес вклад в общемировой уровень заражения, хотя основные последствия пришлись на восточную и северную части Японии. Цезий и, в значительно меньшей степени, стронций и плутоний, попавшие с АЭС «Фукусима-1» в океан, были в основной своей массе разнесены морскими течениями и повысили уровень концентрации соответствующих веществ в северной части Тихого океана. Предполагается, что, с учетом их свойств, частично эти радионуклиды связались с мелкими частицами, затонули и находятся сейчас в донных отложениях у берегов Фукусимы. Это же относится и к зонам, расположенным поблизости с другими первичными источниками заражения. В целом, хотя радионуклиды могут обнаруживаться в более высоких концентрациях неподалеку от источника заражения, радиоактивный материал, попавший в окружающую среду в результате всех этих событий, был движением атмосферы, осадками и морскими течениями разнесен по миру (7.291).

В этой связи третейская группа заключила, что выбросы радионуклидов, имевшие место в прошлом, продолжают оказывать воздействие на пищевую продукцию, из-за чего такая продукция, происходящая из любой точки мира, может быть потенциально заражена радионуклидами (7.298).

Сделав этот вывод, третейская группа перешла к рассмотрению отдельных мер и продукции, на которую они распространяются.

В отношении требования 2011 года о дополнительном тестировании продукции на содержание радионуклидов (распространяется на с/х продукцию, кроме рыбной и животноводческой продукции, а также на продукцию, прошедшую переработку и пищевые добавки), третейская группа заключила, что Япония не смогла доказать аналогичность условий в отношении продукции японского и иного происхождения — в частности, потому, что по признанию самой Японии, непосредственно после аварии уровни содержания цезия в пищевой продукции из наиболее пострадавших районов «значительно возросли» (7.301).

Что касается запретов 2012 года на импорт минтая и тихоокеанской трески из пяти японских префектур, они, как отметила третейская группа, были введены после того, как Япония сама ввела ограничения на дистрибуцию этих двух видов рыбной продукции из тех же префектур в связи с тем, что уровень цезия в них, по заключению самой Японии, превышал 100 Бк/кг. В свете этого факта третейская группа заключила, что Япония не смогла доказать, что по состоянию на 2012 год потенциал заражения радионуклидами минтая и тихоокеанской трески из соответствующих префектур был ниже допустимых уровней, установленных для себя Кореей (7.302).

Что же касается общего запрета на импорт, введенного Кореей в 2013 году, третейская группа, проанализировав данные Министерства сельского хозяйства и Министерства здравоохранения Японии по всем 28 видам рыбной продукции по каждой из охваченных префектур, заключила, что содержание цезия во всей этой продукции, кроме тихоокеанской трески, было на тот момент систематически ниже 100 Бк/кг. При этом в 4 образцах трески из Фукусимы и 2 образцах из Ибараки, исследованных за три квартала до введения общего запрета, содержание цезия превышало установленный Кореей допустимый уровень, а Япония сама сохраняла ограничения на тихоокеанскую треску из этих префектур. Таким образом, третейская группа пришла к выводу, что потенциальный уровень содержания цезия в 27 видах рыбной продукции из всех 8 префектур, а также в тихоокеанской треске из префектур Аомори, Чиба, Гунма, Ивате, Мияги и Точиги был ниже 100 Бк/кг. По состоянию на 2013 год этот вывод по вышеуказанной причине не относится к тихоокеанской треске из префектур Фукусима и Ибараки (7.303).

Наконец, в 2013 году требование о дополнительных исследованиях на содержание радионуклидов было распространено на рыбную и животноводческую продукцию. Таким образом, с тех пор это требование действует в отношении, по сути, всех пищевых продуктов (7.304). По состоянию на момент введения меры 2013 года содержание цезия превышало 100 Бк/кг в менее чем 1% образцов как по всем видам продукции из всех префектур в целом, так и по отдельным видам продукции, рассматриваемым отдельно, за исключением дичи. В свете этого факта третейская группа заключила, что по состоянию на момент введения требования 2013 г. о дополнительных исследованиях на радионуклиды содержание цезия в японской пищевой продукции в целом находилось на уровне ниже 100 Бк/кг (7.305-7.306).

Что касается сохранения запретов на импорт, согласно данным Минсельхоза и Минздрава Японии, с 3 октября 2013 года ни в одном из исследований 28 видов рыбной продукции, входящих в предмет жалобы Японии и происходящих из разных префектур, не было выявлено содержание цезия на уровне свыше 100 Бк/кг. В марте 2014 года в одном образце тихоокеанской трески было выявлено содержание цезия на уровне 100 Бк/кг, но в основном уровень содержания цезия варьировался в пределах от 0 до 25 Бк/кг. Третейская группа приняла во внимание тот факт, что в некоторых случаях содержание цезия в некоторых образцах японской рыбы превышало установленные Кореей допустимые уровни, но некоторые из этих видов рыбной продукции (дальневосточный морской карась, сибас, двухцветная камбала, сима) не входят в предмет жалобы Японии и останутся под запретом независимо от исхода этого спора (7.307).

Эксперты подтвердили, что представленные Японией данные позволяют на разумных основаниях сделать вывод о том, что к 2015 году содержание цезия в японской пищевой продукции, в целом, вернулось к уровню ниже 100 Бк/кг. Корея признает, что ни в одной из более чем 188'000 партий японской пищевой продукции, импортированной в Корею, уровень содержания цезия не превышал 100 Бк/кг (7.309).

Третейская группа согласилась с Кореей в том, что содержание цезия в некоторых из сотен тысяч образцов, исследованных вплоть до последних месяцев 2015 года, превышало 100 Бк/кг. Третейская группа заявила, что приняла во внимание этот факт, однако он не меняет ее общего вывода: потенциал того, что содержание цезия в японской пищевой продукции превысит 100 Бк/кг, является низким (7.310). В частности, один из экспертов пояснил, что пищевые продукты с содержанием цезия свыше 100 Бк/кг можно найти всегда (не только как следствие аварии на АЭС «Фукусима-1»), но поскольку годовой уровень поглощения радиации потребителем определяется общим содержанием цезия во всех продуктах, потребленных им за год, потребление отдельных продуктов с содержанием цезия свыше 100 Бк/кг не поставит под угрозу достижение уровня защиты, установленного Кореей, а именно, непревышение дозы излучения, получаемого через пищу, в 1 мЗв/год (7.311).

Переходя к сравнению пищевой продукции японского и неяпонского происхождения, третейская группа указала, что результаты имеющихся исследований продукции неяпонского происхождения демонстрируют особенно высокие уровни содержания цезия в тех продуктах, которые и в теории должны иметь высокую концентрацию радионуклидов – грибы, ягоды и их производные. Что касается рыбной продукции, уровни концентрации цезия находились в диапазоне от 0,23 до 16 Бк/кг. Третейская группа заключила, что основная часть как японской, так и неяпонской пищевой продукции имеет потенциал содержания цезия на уровнях ниже 100 Бк/кг. Один из экспертов, признавая, что в сильно зараженных районах риск более высоких абсолютных уровней заражения является более высоким, указал, что – в связи с действующими в Японии ограничениями на производство и рыболовный промысел – по имеющимся данным, вероятность выявления таких высоких уровней в японской пищевой продукции, которая поступает на рынок, не выше, чем в пищевой продукции иного происхождения. С другой стороны, уровень содержания цезия в некоторых видах продукции (как, например, дикие животные и растения) может превышать 100 Бк/кг независимо от того, происходят они с территории Японии или других членов ВТО (7.314).

Аналогичным образом третейская группа пришла к выводу о том, что пищевая продукция, происходящая с территории Японии и с территории других членов ВТО, имеет аналогичный потенциал содержания стронция и плутония ниже допустимых уровней (7.319).

В свете этих выводов третейская группа заключила, что:
  • в отношении требования 2013 года о дополнительных исследованиях на радионуклиды;
  • в отношении общего запрета на импорт 27 из 28 видов продукции из 8 префектур, а также в отношении тихоокеанской трески из 6 префектур
в Японии, с одной стороны, и в других членах ВТО, с другой стороны, существовали аналогичные условия (7.321).

При этом на момент учреждения третейской группы в 2015 году аналогичные условия существовали в Японии, с одной стороны, и в других членах ВТО, с другой стороны, по всем видам продукции, включая 28 видов рыбной продукции (7.321).

В этих условиях продолжение недопуска японской продукции на рынок Кореи из-за запретов на импорт в отношении отдельных видов продукции из 5 префектур и общего запрета на импорт в отношении 28 видов рыбной продукции из 8 префектур представляет собой дискриминацию в отношении японской продукции (7.325). Поскольку, по мнению третейской группы, эта дискриминация не имеет рациональной связи с заявленной целью корейских мер (защита корейских потребителей от рисков, связанных с содержанием радионуклидов в пище сверх допустимых уровней), эта дискриминация является произвольной (7.343, 7.349, 7.350), а потому нарушающей ст. 2.3 СФС-Соглашения (7.360).

Аналогичным образом, сохранение требования о проведении дополнительных исследований продукции на радионуклиды, если уровень цезия в такой продукции превышает 0,5 Бк/кг, также представляет собой дискриминацию в отношении японской продукции, поскольку:
  • в то время как дополнительным исследованиям подвергается каждая партия всей японской продукции, уровень цезия в которой превышает 0,5 Бк/кг, в отношении других стран такие исследования проводятся лишь по 150 наиболее популярным видам товаров (7.329, 7.330);
  • японская продукция подвергается двойным исследованиям – как на границе, так и в точке продаж, в то время как продукция других стран проходит исследования только в точке продаж, что увеличивает бремя на японскую продукцию по сравнению с продукцией Кореи и третьих стран (7.330).
Поскольку, по мнению третейской группы, эта дискриминация не имеет рациональной связи с заявленной целью корейских мер (защита корейских потребителей от рисков, связанных с содержанием радионуклидов в пище сверх допустимых уровней), эта дискриминация является произвольной (7.352-7.355), а потому нарушающей ст. 2.3 СФС-Соглашения (7.360).
IV. Япония не представила доказательств того, что требования о проведении дополнительных исследований нарушают обязательства в отношении процедур по ст. 8 и Приложению С СФС-Соглашения

Третейская группа, хотя и пришла к выводу, что требования 2011 и 2013 года о проведении дополнительных исследований являются процедурами по проверке выполнения и обеспечению выполнения санитарных или фитосанитарных мер Кореи (а именно, направлены на то, чтобы содержание радионуклидов в пищевых продуктах, поступающих из Японии, не превышало установленные Кореей предельно допустимые уровни и, как следствие, чтобы корейский потребитель получил из пищи как можно меньшую дозу радиации, не не более 1 мЗв/год), тем не менее, постановила, что Япония не представила достаточных доказательств ни по одному из своих заявлений по ст. 8 и Приложению C (7.381, 7.384, 7.409, 7.415, 7.423, 7.445).

Подробнее о доводах сторон и мотивировке третейской группы по этому вопросу
В частности, в рамках заявления по п. 1(a) Приложения С (дискриминация японских товаров) Япония не представила доводов в пользу того, что японские товары и товары иного происхождения являются аналогичными (7.407).

В рамках заявления по п. 1(c) Приложения С (требование избыточной информации) третейская группа пришла к выводу, что аргументы Японии относятся к избыточности самих дополнительных исследований и получаемой по их результатам информации (т.е. являются, скорее, аргументами по ст. 5.6 СФС-Соглашения), а не к тому, какую информацию запрашивает Корея для проведения таких дополнительных исследований. В связи с этим, по мнению третейской группы, Япония не представила доводов в пользу нарушения п. 1(с) Приложения С (7.414, 7.415).

В рамках заявления по п. 1(e) Приложения С (завышенные требования к образцам продукции) Япония утверждала, что нарушение ст. 5.6 автоматически означает и нарушение п. 1(e) Приложения C, если оспариваемая мера является процедурой, о которой идет речь в ст. 8 и Приложении C СФС-Соглашения. Третейская группа не согласилась с этой интерпретацией (7.421).

В рамках заявления по п. 1(g) Приложения С (дискриминация японских товаров при отборе проб импортируемой продукции) аргументы Японии сводились не к дискриминации при установлении критериев отбора проб (которую, по мнению третейской группы, необходимо доказать в рамках заявления по этой статье), а к тому, исследования на какие контаминанты проводятся и в какой момент (7.444). Таким образом, по мнению третейской группы, Япония не представила доводов в пользу нарушения п. 1(g) Приложения С (7.445)
V. Корея нарушила обязательства по транспарентности (ст. 7 и Приложение B СФС-Соглашения)

При публикации информации о всех 4 мерах Корея нарушила ст. 7 и Приложение B(1) СФС-Соглашения (7.476, 7.487, 7.498, 7.501, 7.502), поскольку:

— не представила доказательств того, что веб-адрес, на котором было опубликовано объявление о мерах 2012 года (пресс-релизы с информацией о запрете импорта отдельных видов продукции), был доступен в день объявления Кореей соответствующих мер и не представила доказательств относительно содержания информации по этому адресу. Корея также не представила никаких доказательств того, что заинтересованные члены ВТО знали, что именно на этом веб-сайте нужно искать информацию об СФС-мерах, действующих в отношении соответствующей продукции (7.474);

— в пресс-релизе 2013 года о полном запрете на импорт 28 видов рыбной продукции из 8 префектур не был указан перечень товаров, подпадающих под действие запрета. Таким образом, Корея не опубликовала полное содержание соответствующего правового акта (7.477-7.483, 7.487). По тем же причинам, что и в отношении запретов на импорт отдельных видов продукции, третейская группа заключила, что этот пресс-релиз не позволял Японии в должной мере ознакомиться с оспариваемыми мерами (7.485);

пресс-релиз 2011 года о введении требования о дополнительных исследованиях на радионуклиды также, по мнению третейской группы, не предоставлял информацию о полном содержании меры (7.492). По тем же причинам, что и в отношении запретов на импорт отдельных видов продукции, третейская группа заключила, что пресс-релиз не позволял Японии в должной мере ознакомиться с оспариваемыми мерами (7.498).

пресс-релиз 2013 года о распространении требования о дополнительных исследованиях на радионуклиды на рыбную и животноводческую продукцию также содержал неполную информацию о мере. По тем же причинам, что и в отношении запретов на импорт отдельных видов продукции, третейская группа заключила, что пресс-релиз не позволял Японии в должной мере ознакомиться с оспариваемыми мерами (7.498).

Кроме того, Корея нарушила ст. 7 и Приложение B(3) СФС-Соглашения, поскольку ее информационный центр (enquiry point) не ответил на один из запросов Японии (7.517-7.519).

Подробнее о доводах сторон и мотивировке третейской группы по этому вопросу
Нарушение Кореей обязательств по транспарентности (ст. 7 и Приложение B к СФС-Соглашению)

Япония заявляла, что Корея нарушила обязательства по транспарентности, поскольку объявила о введении запретов на импорт и требований о проведении дополнительных исследований на радионуклиды путем размещения пресс-релизов на вебсайтах, чего, по мнению Японии, недостаточно для исполнения обязательств по транспарентности (7.449, 7.465).

Третейская группа указала, что, во-первых, страна-импортер должна публиковать именно содержание акта, устанавливающего СФС-требования, а не просто объявление о существовании такого акта или краткое его резюме. При этом публикация должна содержать все те элементы, которые позволят заинтересованным членам ВТО понять, какие условия будут действовать в отношении их товаров. Производители стран-экспортеров не смогут адаптировать свои товары и методы к требованиям государства-импортера, если не будут детально понимать эти требования (7.461-7.463).

Согласно выводам третейской группы, пресс-релизы 2012 года с информацией о запрете импорта отдельных видов продукции включали содержание соответствующего правового акта, поскольку в них был указан перечень товаров, подпадающих под действие запрета (конкретные виды рыбы), происхождение этих товаров (8 префектур), а также условия импорта (полный запрет) (7.472). Однако эта информация не позволяла Японии в должной мере ознакомиться с оспариваемыми мерами, поскольку Корея не представила доказательств того, что соответствующий веб-адрес был доступен в день объявления Кореей соответствующих мер и каково было содержание информации по этому адресу. Корея также не представила никаких доказательств того, что заинтересованные члены ВТО знали, что именно на этом веб-сайте нужно искать информацию об СФС-мерах, действующих в отношении соответствующей продукции (7.474). Таким образом, Корея не опубликовала меры таким образом, чтобы Япония могла ознакомиться с их содержимым (7.474), чем нарушила ст. 7 и Приложение B(1) СФС-Соглашения (7.476).

Третейская группа заключила, что в пресс-релизе 2013 года о полном запрете на импорт 28 видов рыбной продукции из 8 префектур не был указан перечень товаров, подпадающих под действие запрета, поскольку, хотя в пресс-релизе речь идет о «всей рыбной продукции», под действие запрета подпадают также морские водоросли, которые обычно относятся к другой категории товаров. Может быть непонятным также, входит ли в категорию «рыбная продукция», например, продукция из таких животных, как киты, дельфины, тюлени, морские львы. Таким образом, Корея не опубликовала полное содержание соответствующего правового акта (7.477-7.483, 7.487). По тем же причинам, что и в отношении запретов на импорт отдельных видов продукции, третейская группа заключила, что этот пресс-релиз не позволял Японии в должной мере ознакомиться с оспариваемыми мерами (7.485). Таким образом, Корея и в этой части нарушила ст. 7 и Приложение B(1) СФС-Соглашения (7.487).

Пресс-релиз 2011 года о введении требования о дополнительных исследованиях на радионуклиды также, по мнению третейской группы, не предоставлял информацию о полном содержании меры, поскольку в нем не был указан перечень радионуклидов (кроме стронция и плутония), на содержание которых будут проводиться исследования, а также допустимые уровни их содержания. Не были указаны пороговые уровни содержания цезия и йода, при превышении которых требуется проведение дополнительных исследований, а также их уровни, при превышении которых продукция будет запрещаться к ввозу (7.492). По тем же причинам, что и в отношении запретов на импорт отдельных видов продукции, третейская группа заключила, что пресс-релиз не позволял Японии в должной мере ознакомиться с оспариваемыми мерами. Таким образом, Корея и в этой части нарушила ст. 7 и Приложение B(1) СФС-Соглашения (7.498, 7.501).

В пресс-релизе 2013 года о распространении требования о дополнительных исследованиях на радионуклиды на рыбную и животноводческую продукцию не был указан пороговый уровень цезия, при превышении которого требуется проведение дополнительных исследований; не был указан перечень радионуклидов, на содержание которых будут проводиться исследования; максимально допустимые уровни их содержания, при превышении которых продукция будет запрещаться к ввозу; не приводилась информация о процедуре и месте проведения исследований (7.494). По тем же причинам, что и в отношении запретов на импорт отдельных видов продукции, третейская группа заключила, что пресс-релиз не позволял Японии в должной мере ознакомиться с оспариваемыми мерами. Таким образом, Корея и в этой части нарушила ст. 7 и Приложение B(1) СФС-Соглашения (7.498, 7.502).

Третейская группа также пришла к выводу, что Корея нарушила обязательства по ст. 7 и Приложению B(3), поскольку ее информационный центр (enquiry point) не ответил на один из запросов Японии (7.517-7.519).
Вышел 11 апреля 2019 г.
Контакты
По всем вопросам обращайтесь по адресу info@rovnov.com или через форму ниже

© Ю.Е. Ровнов, 2018
Made on
Tilda